Счет Таллину. К поездке президента Эстонии в РФ

Керсти Кальюлайд в ходе первого почти за десять лет приезда эстонских лидеров в Москву по её просьбе получила возможность встретиться с Владимиром Путиным. Беседа глав государств назначена на 18 апреля. Логично ожидать, что Таллин воспользуется этой встречей, чтобы хоть как-то наладить добрососедские отношения с могучим соседом. Тем более что в последние годы эти отношения были близки к точке абсолютного замерзания, зато есть масса проблем, прежде всего до сих пор не подписанный еще пограничный договор.

Но политика, которую реализуют эстонские власти в отношении РФ на международной арене и русской общины внутри страны, способна рассеять любые надежды на позитивные перемены.

 

На переднем краю борьбы со «злой Россией»

Последняя неделя принесла две новости, прекрасно характеризующие отношение Эстонии к России. Власти страны демонстративно запретили вход в свои территориальные воды российскому паруснику «Седов», поскольку на его борту находятся курсанты Керченского государственного морского технологического университета. «Выдача разрешения учебному судну противоречила бы политике непризнания аннексии Крыма», – заявили в эстонском МИД. Месяцем ранее эстонская разведка заявила, что гражданские суда России якобы все чаще выполняют шпионские задания, а еще занимаются «пропагандистской деятельностью».

Следующий факт: в Эстонии утвердили состав нового правительства. Пост министра иностранных дел предполагается отдать бывшему главе Минюста, члену правой партии «Отечество» Урмасу Рейнсалу, который все последние годы заявлял, что, дескать, ЭР надо потребовать с России компенсацию за «советскую оккупацию». Назначение Рейнсалу – это «знак того, что вектор отношений с Россией направлен в сторону обострения», – обоснованно считает член правления НГО «Русская школа Эстонии» правозащитница Алиса Блинцова.

Все последние годы в Эстонии раздувают истерию по поводу грядущей «российской агрессии», которая, дескать, может начаться в любой момент. Страх перед ней порою принимает гротескные формы: недавно журналист одного из наиболее читаемых в Эстонии порталов Delfi Вахур Кооритс опубликовал в издании Eesti Päevaleht своё мнение о том, что надо воздействовать на Россию методами устрашения. «Нужно купить ракетную систему, которая смогла бы поразить город Санкт-Петербург. В Петербурге большое количество дорогостоящих целей, нападение на которые было бы для России очень болезненным», – пишет воинственный журналист. Также он всерьез предлагает готовиться к тому, чтобы «нарушить или предпочтительнее даже остановить гражданское судоходство России». Поэтому, по его мнению, Эстонии нужны военные корабли, способные «захватывать торговые суда, нападать на них и топить».

За последнее время в стране занесли в черный список десятки россиян – журналистов, ученых, политологов, политиков, которым запретили въезд. Несколько россиян схвачены по буквально высосанному из пальца обвинению в шпионаже. Один из последних случаев такого рода – задержание учившегося в Таллине студента Алексея Васильева, которого обвинили в том, что «в ФСБ ему поручили написать код, который позволит сотрудникам спецслужбы проникнуть во внутреннюю Wi-Fi сеть одного из эстонских правительственных учреждений».

Эта сшитая на живую нитку история вызвала множество вопросов. «Что означает фраза «в день задержания он возвращался в Россию, чтобы передать код своим связным из ФСБ»? Код – это же не пистолет и не пакетик с героином, его, наверное, можно как-то безопасно переслать по интернету? Я обратился к известному в Риге специалисту, чтобы он дал свою оценку. Вот что он ответил: «Перевозка кода через границу – это бред. Миллионы людей в мире ежедневно загружают в интернет фотографии, музыку, личные архивы… В чем проблема: зашифровать и загрузить небольшой архивчик типа «мои фото с последней пьянки» на какой-нибудь сервер, а нужные люди это потом скачают?» – недоумевает латвийский публицист Владимир Линдерман. Он считает, что Василева схватили, чтобы выполнить «план» по «российским шпионам».

Совершенно безобразная история имела место в мае 2017-го, когда Эстония без какого-либо объяснения причин выслала генерального консула России в Нарве Дмитрия Казеннова и его заместителя консула-советника Андрея Сургаева. В прессе высказывалось неофициальное объяснение, что сотрудники консульства пострадали из-за того, что вступились за оскверненный националистами памятник погибшим в годы войны советским летчикам, который мэр эстонского городка Кивиыли не разрешал разместить на местном братском кладбище.

А вот в счет, который Москва вправе предъявить Таллину, есть все основания включить задержание на территории России как минимум троих эстонских шпионов (и не выдуманных, а реальных). Наиболее громкий резонанс получила история агента Охранной полиции (КаПо) Эстона Кохвера, арестованного в 2014-м на территории Псковской области в процессе выполнения шпионской миссии.

В 2018 году власти РФ, раздраженные непрерывными уколами со стороны Эстонии, приняли ответные меры. Был принят «эстонский» список персон нон грата, в который попали около двадцати жителей этой страны (в том числе экс-президент Тоомас Хендрик Ильвес), отметившихся особенно громкими русофобскими высказываниями и инициативами. Впрочем, даже и этот шаг Москвы стал всего лишь ответной мерой на установленный Эстонией запрет на въезд 49 гражданам России из принятого Таллином так называемого списка Магнитского. К слову, одним из фигурантов российского черного списка оказался вице-председатель неонацистской Консервативной народной партии Хенн Пыллуаас, на днях выбранный спикером эстонского парламента.

Договор, который так и не ратифицировали

В последнее время Эстония вкладывает большие деньги в укрепление своей границы с Россией. При этом пограничный договор между государствами до сих пор не подписан. Параметры российско-эстонской границы были согласованы еще в 2005 году – после почти одиннадцати лет переговоров. Но после внесения пограничного договора на ратификацию в Рийгикогу эстонские депутаты включили в преамбулу этого документа упоминание Тартуского договора 1920 года (согласно которому Эстонии отошли российские Принаровье с Причудьем и Печорский район Псковской области) в таком контексте, который сохранял потенциальные территориальные претензии Таллина к РФ. В этих условиях Москва отозвала свою подпись, и процесс остался юридически незавершенным.

Во второй раз по инициативе Эстонии договор был подписан министрами иностранных дел Сергеем Лавровым и Урмасом Паэтом в Москве 18 февраля 2014 года. Но российским парламентом он пока не ратифицирован. Российская сторона объясняет это общим враждебным настроем Эстонии. В январе 2017-го министр иностранных дел РФ Сергей Лавров сказал: «Мы будем поддерживать этот процесс, но в условиях, когда отношения будут двигаться в конструктивном ключе, а не при постоянном нагнетании конфронтации».

Таллин, увы, делает все так, чтобы момент ратификации отдалился на неопределенное время. 3 марта в Эстонии состоялись парламентские выборы, по результатам которых в стране сформировалась новая правящая коалиция с участием праворадикальной Консервативной народной партии (EKRE). А именно представители EKRE яростно выступают против ратификации пограндоговора. Так, в январе 2016 года лидер этой партии Март Хельме подверг резкой критике политиков, занимавших в последние годы пост министра иностранных дел. «Эти люди-то они не поняли, что международное положение изменилось, причем драматически, в пользу Эстонии», – подчеркнул Хельме.

По его мнению, наличие пограничного договора являлось в свое время важным для вступления Эстонии в ЕС и НАТО. Однако теперь, по его словам, все изменилось и у ЭР нет причин признавать существующую линию границы в условиях, когда Россия отказывается каяться за советский период. «Естественно, мы не пойдем отвоевывать у России Печорский уезд и Занаровье, это ясно как день. Но также естественно и разумно для нас выждать, пока однажды в России не появится демократическое правительство, которое взглянет на всю ту несправедливость, с которой Москва относилась к своим соседям, с совершенно другой стороны. И в таком случае мы сможем договориться о том, что граница остается там, где она есть, но Россия признает оккупацию, извиняется за нее», – объяснил свою логику лидер эстонских ультраправых. А в декабре 2018-го EKRE подготовила законопроект, который предусматривает не только отказ от ратификации пограничного договора с Россией, но и отзыв подписи Таллина под этим соглашением.

 

 

Зачем эта встреча?

В начале апреля президент Эстонии сообщила, что скоро посетит в Москве церемонию открытия отремонтированного здания посольства своей страны. Заодно уж Керсти Кальюлайд попросила о встрече с Владимиром Путиным. Последний раз глава Эстонии посещал Россию восемь лет назад – в 2011 году на повторном освящении церкви Яани в Санкт-Петербурге побывал Тоомас Хендрик Ильвес, который в 2010 году также встретился с тогдашним президентом РФ Дмитрием Медведевым. С тех пор главы России и Эстонии ни разу лично не встречались. Из президентов Эстонии с Владимиром Путиным в последний раз встречался Арнольд Рюйтель в 2005 году. Весной 2017-го в Петербурге побывал премьер-министр Юри Ратас – приехал отметить столетие демонстрации проживавших в российской столице этнических эстонцев, вышедших в 1917-м с требованием автономии для своей родины. Тогда визит Ратаса никто в России не заметил.

На этот раз российские власти сразу согласились устроить Кальюлайд встречу, о которой она просила. Общий тон высказываний сводился к тому, что теперь, мол, в Эстонии увидят, что Россия не такая страшная, с ней можно дружить. Будто адекватные люди во всем мире этого и так не знают. «Россия – слишком щедрая душа, – не без досады отмечает калининградский политолог Александр Носович. – Честно признаюсь, не ожидал, что Путин согласится встретиться с президентом Эстонии. Керсти Кальюлайд приходится унизительно доказывать, что она президент Эстонии, чтобы попасть на международные форумы, потому что секьюрити ее не пропускают со словами: «Женщина, а вы куда лезете?» Для международных отношений она не бог весть какая величина. О встрече с Путиным Кальюлайд и не мечтала: ехала в Москву открывать новое эстонское посольство и не собиралась встречаться с руководством России. Премьер Эстонии Юри Ратас тоже приезжал три года назад в Санкт-Петербург, побыл в генеральном консульстве и уехал, не встретившись даже с главой управы. В Эстонии это посчитали нормальным».

Но в случае Кальюлайд, по словам Носовича, в Таллине все же сообразили, что приезжать в столицу другого государства простой туристкой для президента страны унизительно и попросили о встрече с Путиным. «Видимо, тоже не верили, что тот согласится. Что в итоге? Президент Эстонии станет первым за много лет представителем Польши и Прибалтики, которая встретится с президентом России… Никаких практических итогов от этих переговоров быть не может, но акции Кальюлайд от встречи с Путиным на международной арене взлетят круто вверх», – предсказывает эксперт.

Показательно, что, когда встреча Путина с Кальюлайд уже была подтверждена Кремлем, эстонский президент позволила себе русофобскую выходку. Выступая перед новым составом парламента, она назвала существующие в стране школы нацменьшинств с преподаванием на русском языке «угрозой» для государства. «Бессрочное продолжение двуязычной школьной системы является угрозой для существования эстонского языка и культуры и никак не увеличивает сплоченность эстонского государства», – подчеркнула Кальюлайд. Впрочем, ничего нового: подобные заявления она делала неоднократно. И вот с таким «багажом» она собирается в Москву.

Более того, г-жа Кальюлайд не скрывает намерений прочитать В. Путину нотации по поводу Украины и Грузии. В ответ на критику ее намерений отправиться с визитом в «агрессивную Россию» со стороны упомянутого выше Х. Пыллуааса и других правых политиков, она объясняет: «Даже зная, что у нас довольно мало точек соприкосновения, важно провести эту встречу. Мы всегда говорим об Украине, говорим о Грузии. Мы пытаемся понять, какие могут быть пути решения для выполнения Минских соглашений. Мы обсудим двусторонние отношения, потому что не стоит забывать, что у Эстонии и России они все-таки есть. Это приграничное сотрудничество, это культурное сотрудничество…»

Лично для нее выгода от этой поездки несомненна. Главу маленького государства из еэсовского захолустья, крайне враждебно относящегося к России, принимает президент этой самой России и выслушивает ее наставления о том, как Москва должна вести себя во внешней политике. Разумеется, это далеко от наглости предшественника Кальюлайд Т.Х. Ильвеса, который, приехав в РФ, практически открыто призывал населяющие ее финно-угорские народы к сепаратизму, но тоже впечатляет. Все мировые СМИ покажут Кальюлайд рядом с Путиным, степень ее узнаваемости в мире резко увеличится.

А России-то какая выгода от ее визита? О подвижках по пограничному договору речи изначально не идет – новая правящая коалиция в Эстонии такие шаги заблокирует. О правах проживающих в Эстонии русских соотечественников с Кальюлайд тоже говорить бесполезно, коль уж русские школы она считает «угрозой». Об установлении добрососедства тоже пытаться договориться бесполезно – для Эстонии куда важнее обличать Москву за ее «агрессию» против «мягких и пушистых» Грузии и Украины.

Смысл разговаривать с Эстонией у Москвы появится только в том случае, если Таллин откажется от своих, регулярно предпринимаемых попыток поучать РФ по поводу ее взаимоотношений с соседями, а также оспаривать территориальную принадлежность Крыма. Если он оставит в покое местные русские школы и будет выполнять европейскую конвенцию о языках нацменьшинств. Крайне желательно также, чтобы он перестал бряцать натовским оружием, заявляя об «агрессивной России», якобы только и думающей о том, чтобы напасть на соседку.

Если г-жа Кальюлайд готова, отказавшись от менторского тона, обсуждать эти проблемы сама и настраивать эстонский политикум на их обсуждение, диалог в Москве может получиться.

фото: searchnews.info

Олег Левицкий

Загрузка...