Кому нужно «Восточное партнерство»: мнение экспертов России и Беларуси

В этом году «Восточное партнерство» отмечает 10-летний юбилей. Постоянный представитель Беларуси в ЕС Александр Михневич предложил провести форум «10-летие «Восточного партнерства»» в Минске. О том, что стоит за этим предложением, как оно может повлиять на российско-белорусские отношения и об итогах деятельности «Восточного партнерства» аналитический портал RuBaltic.Ru поговорил с российскими и белорусскими экспертами.

Александр ТИХОМИРОВ, кандидат исторических наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой международных отношений по научной работе Белорусского государственного университета:

— Предложение провести форум «10-летие «Восточного партнерства»» в Минске можно объяснить тем, что нужно еще раз привлечь внимание к возможностям Беларуси в качестве площадки для переговоров, платформы для интеграции.

Александр Тихомиров / Фото: Российская газета

Александр Тихомиров / Фото: Российская газета

 

 

Я считаю, что данный форум не станет угрозой в перспективе для российско-белорусских отношений, потому что явный государственный приоритет Беларуси — это евразийская интеграция. Вне этих рамок мы пока себя не видим и вряд ли увидим в обозримом будущем.

Поэтому если форум пройдет в Минске, России не нужно остро реагировать на это как на угрозу своим интересам.

Если говорить об отношениях Беларуси с Европейским союзом, товарооборот стал ниже, чем в 2011 году, когда было состояние конфронтации. А структура экспорта в Евросоюз за это время не изменилась — в ней преобладают нефть и нефтепродукты. Поэтому пугаться, что Беларусь куда-то уйдет, не нужно. Ближе политически к ЕС она не стала.

Федор ЛУКЬЯНОВ, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»:

— Итоги 10-летия «Восточного партнерства» довольно удручающие, потому что цели, которые ставились, так и не были достигнуты, хотя часть стран — участниц «Восточного партнерства» подписала Соглашение об ассоциации с ЕС. Но при этом практически ни в одном случае ни на Украине, ни в Молдове, ни в Грузии, ни в Армении не достигнут тот результат, который предполагался, а именно твердая и надежная привязка этих стран к европейскому пространству и содействие их развитию в этом направлении.

Федор Лукьянов / Фото: Российская газета

Федор Лукьянов / Фото: Российская газета

 

Беларусь уже много лет занимает очень последовательную позицию маневрирования между Россией и Европейским союзом. При этом пространство для маневра у белорусского президента Александра Лукашенко очень узкое.

Александр Лукашенко — тертый калач и опытный политик, поэтому он прекрасно понимает реальные интересы Евросоюза. И, надеюсь, он осознает очень низкую степень приоритетности этой темы для европейских стран.

России не стоит реагировать на этот шаг, потому что ей нужно минимизировать ощущение, что она кому-то что-то диктует. И это совершенно не нужно, поскольку зависимость Беларуси от России крайне высока, ее невозможно прервать, так как она основана на объективных экономических предпосылках. А политические жесты и реакции на них только осложняют всю переговорную ситуацию. Беларусь слишком завязана на Россию, чтобы позволить себе какой-либо отход.

Петр ПЕТРОВСКИЙ, научный сотрудник Института философии Национальной академии наук Беларуси, руководитель международного отдела РОО «Белая Русь»:

— Инициативу «Восточное партнерство» стоит рассматривать как неработающую. Первоначально Евросоюз создавал ее для привлечения в свою орбиту постсоветских стран Восточной Европы и Закавказья, не вошедших в его состав. Однако, как показал пример Молдовы, Грузии и Украины, этот путь неэффективен. Кроме того, он привнес геополитические риски, эскалацию конфликтов и прочие моменты.

После 2014 года и украинских событий «Восточное партнерство» как инициатива и площадка оказалось в глубоком кризисе.

Говорить о «Восточном партнерстве» как о примирительной структуре или о структуре переосмысления в реалиях Восточной Европы не приходится. На сегодняшний день это площадка для государств, которые были объединены по формальному принципу. Тот конгломерат стран, который был выбран для участия в этой инициативе, больше является виденьем из Брюсселя, чем то, чем они являются на самом деле.

Петр Петровский / Фото: БелГазета

Петр Петровский / Фото: БелГазета

 

 

 

Для Беларуси выгодно то, что в рамках «Восточного партнерства» она отстаивает евразийские интересы.

Предложении провести форум «10-летие «Восточного партнерства»» в Минске нужно рассматривать с точки зрения того, что Республика Беларусь набирает вес в Восточной Европе после того, как страна стала миротворческой площадкой.

У Беларуси есть определенное желание переформатировать «Восточное партнерство» из простого, непонятного и неэффективного клуба государств, созданного по инициативе Брюсселя, в конкретный дипломатический механизм по решению тех кризисов, которые имеют место в Восточной Европе.

Стоит отметить, что у Беларуси и России существует договоренность о согласованных действиях между Министерствами иностранных дел. По данному соглашению Республика Беларусь берет на себя право и функцию представлять Россию на площадке «Восточного партнерства» в целях отстаивания ее интересов.

Российской Федерации как одному из гарантов Минских соглашений выгодно активизировать переговорный процесс и подключить механизм в том числе «Восточного партнерства» через Беларусь.

Евгений ПРЕЙГЕРМАН, руководитель Экспертной инициативы «Минский диалог»:

— В экономическом плане я не могу сказать, что для Беларуси есть какая-то польза от «Восточного партнерства». Да, начались более предметные дискуссии, например, относительно цифровых рынков. Что интересно, это именно инициатива Беларуси об интеграции электронных рынков. Сейчас эта инициатива становится практически флагманским проектом, от которого все выиграют.

Недавно также прошла информация о реализации проекта TEN-T («Трансъевропейская транспортная сеть»). Документы о присоединении стран-участниц были подписаны на Брюссельском саммите в конце 2017 года. Озвучены суммы порядка одного миллиарда долларов, который может быть направлен на обустройство инфраструктуры в Беларуси. И это может стать символом, связывающим Европу.

Евгений Прейгерман / Фото: Наша Нiва

Евгений Прейгерман / Фото: Наша Нiва

 

По моему мнению, форум «10-летие «Восточного партнерства»» было бы правильно провести в Минске. Ведь Беларусь — одна из стран, не желающих расколоть «Восточное партнерство».

Тем не менее Минск выступает за то, чтобы «Восточное партнерство» никогда не использовалось в качестве инструмента геополитического разделения. Чтобы оно не было антироссийским.

С точки зрения Беларуси, было бы правильно, если б в Минске прошло какое-нибудь мероприятие не на конфронтационных началах.

Стоит отметить, что сейчас между Россией и Беларусью именно в медийном пространстве наблюдаются непонятные и неприятные тенденции. Как с белорусской, так и российской стороны появились люди, которые преследуют неясные цели и делают заявления, имеющие мало общего с реальностью.

Я не исключаю, что есть люди, не понимающие базовых вещей, которые могут рассуждать такими примитивными категориями: мол, участие Беларуси в «Восточном партнерстве» как-то вредит России. Но это либо провокаторы, либо «фэйсбучные эксперты», которые просто ни в чем не разбираются.

Наталья ЕРЕМИНА, доктор политических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета:

— Главный итог, который можно подвести за 10 лет: «Восточное партнерство» окончательно превратилось в инструмент проникновения Европейского союза на постсоветское пространство. Если ранее оно рассматривалось как вариант взаимодействия с Российской Федерацией для укрепления связей со странами постсоветского пространства, то сейчас акцент сделан на то, что эти государства должны отказаться от советского наследия. А с точки зрения Евросоюза, это отказ от российского влияния.

Второй итог заключается в том, что эта стратегия оказалась неудачной в том плане, что в постсоветском пространстве есть государства, заинтересованные в сотрудничестве с Российской Федерацией.

Если мы посмотрим на объем инвестиций Евросоюза по всем программам «Восточного партнерства», то он не идет ни в какое сравнение с инвестициями из России. Поэтому данные страны учитывают давние хозяйственные связи, экономическую заинтересованность, а также то, что за российскими инвестициями не следует каких-либо указаний.

Инвестиции же Европейского союза требуют выполнения определенных критериев. При этом непонятно, как они реализуются, а если брать украинский случай, то непонятно, реализуются ли они вообще.

Наталья Еремина / Фото: ФАН

Наталья Еремина / Фото: ФАН

 

Европейский союз вынужден менять этот подход. Соответственно, пришло понимание того, что необходимо делать его не унифицированным ко всем государствам, участвующим в «Восточном партнерстве», а дифференцированным.

Беларусь занимает четкую позицию в отношении Российской Федерации, и отрыв от нее будет губительным для экономики страны. Поэтому такая риторика не изменит общего характера взаимодействия двух стран.

России не нужно реагировать на заявления по проведению форума в Минске, так как данный шаг не выходит за рамки действий, совершенных ранее, и не может испортить взаимоотношения. Я не вижу здесь каких-то серьезных проблем.

Михаил Кришталь

Загрузка...