Государственная церковь Украины

12 марта Администрация президента наконец предала огласке содержание Соглашения о сотрудничестве и взаимодействии между Украиной и Константинопольским патриархатом.

Подписано оно было в Стамбуле 3 ноября – более четырёх месяцев назад. Данный срок «засекречивания» договора, подписанного президентом от имени государства, более чем в 6 раз превышает срок, допускаемый законом «О доступе к публичной информации» (20 суток, то – только в случае «предоставления большого объема информации либо требующего поиска информации среди значительного количества данных»).

Однако в АП без объявили:

«Согласно принятому решению, все документы, связанные с получением Украиной решения Священного синода Вселенского патриарха об автокефалии украинской церкви, в том числе запрошенное вами соглашение, будут обнародованы после окончательного решения вопроса».

Ряд СМИ предполагали, что секретность объясняется якобы зафиксированным в документе обещанием Порошенко рассчитаться с Варфоломеем за «томос об автокефалии» рядом соборов и монастырей, которые обрели бы в таком случае статус ставропигиальных (подчиняющихся напрямую Константинопольскому патриарху). Назывались Андреевская церковь в Киеве, а также «по одному монастырю в каждой области Украины, которые были основаны ещё в период вхождения Киевской митрополии в Константинопольский патриархат». В этот список также попадали Киево-Печерская и Почаевская лавры.

 

 

 

 

В опубликованном соглашении нет, однако, обязательств Украины передавать какие-либо здания Фанару. Сказано лишь, что «Украина будет способствовать … приобретению в соответствии с законодательством Украины представительством Вселенского патриархата в Украине… зданий и помещений, других объектов собственности, необходимых для функционирования миссии «Ставропигия Вселенского патриархата в Украине»».

Вместе с тем, в документе содержится ряд положений, свидетельствующих о нарушении одним из подписантов (а именно Порошенко) положения Конституции Украины об отделении церкви от государства. Так гарант соблюдения этой Конституции соглашается с тем, что целью подписанного им соглашения является «систематическое сотрудничество по конституированию автокефальной поместной православной церкви на Украине в рамках томоса об автокефалии, предоставляемого Экуменическим патриархатом» (Статья 1).

 

Итак, отделённое от церкви государство не только обязывается заниматься конституированием (созиданием, формированием, организацией) некой церкви, но и готово это делать согласно документу («томосу») выписанному иностранной религиозной организацией.

Статья 2 соглашения конкретизирует роль государства в создании новой церкви: «системная работа по созданию и конституированию автокефальной поместной православной церкви в Украине» (ст. 2.1).

По сути, это признание в том, что созданная согласно данному соглашению «церковь» де-факто является государственной.

Даже внешние отношения с Фанаром (на самом деле – руководящей структурой для якобы автокефальной церкви Украины) суверенное светское государство Украина готово выстраивать не на международном праве, а на церковном:

«Украина, согласно давней исторической и канонической традиции православной церкви, признает и уважает статус Экуменического патриарха как первого по чести среди православных патриархов и предстоятелей автокефальных православных церквей».

 

С этой иностранной организацией (пребывающей в юрисдикции Турции) Украина обязуется осуществлять «обмен информацией о текущей религиозной ситуации в мировом и украинском православии» (ст. 2.3.).

Всё это, как и сам факт подписания главой государства от имени Украины договора с религиозной организацией, договора, влияющего на церковную жизнь внутри Украины (и не только), опровергает утверждения АП, что Петр Алексеевич действовал исключительно как частное лицо.

«Президент не выполнял властных управленческих функций во время подписания и направления обращения к Экуменическому патриарху», — пояснила АП в официальном отзыве на иск ГО «Верховенство права» (организация ещё в октябре подала иск к Порошенко «Об установлении отсутствия компетенции Президента Украины Порошенко П.А. вмешиваться в деятельность церкви и религиозных организаций»).

Но если всплывает столько неприглядных моментов,что послужило причиной рассекречивания договора в последние недели перед выборами?

Возможно, обеспокоенность Стамбула достигла некого предела.

Новосозданная «Святейшая церковь Украины» (СЦУ) с самого начала своего существования стала нарушать выписанные на берегах Босфора Томос и устав: оставила «патриархом» Филарета, сформировала синод по принципу личной верности тому же Филарету, а не на положениях устава, зарегистрировалась под именем «Киевская митрополия Украинской православной церкви (Православной церкви Украины)», а не «Святейшая церковь Украины» (как это определено Томосом). Но, самое тревожное для Фанара – в последние дни украинские диаспорные приходы в Европе стали отказываться переходить под непосредственное начало Константинопольского патриархата, как это прописано в Томосе.

Вот, очевидно, Варфоломею и потребовалось некое удостоверение от Порошенко в том, что хотя бы государство Украина не «кинуло» Фанар. В этом случае, публикация соглашения – нечто вроде демонстрации приверженности подписанным договорённостям. И залога преемственности фанарофильской церковной политики после выборов.

 

 

Как известно, Архипиескопия православных русских церквей в Западной Европе провела в Париже  Генеральную ассамблею — собрание клириков и мирян, на котором обсуждалось ноябрьское решение Синода Константинопольской церкви о переподчинении местных епархий Вселенского Патриархата. Подавляющим большинством голосов западноевропейские приходы отказались подчиниться Константинополю и хотят перейти под крыло Русской православной церкви на своих условиях. За такое решение проголосовали 191 клириков и мирян из 206, а против всего 15. 

Как ранее сообщала «Страна», Архиепископия за почти сто лет своего существования была в составе РПЦЗ, РПЦ МП, Константинопольского патриархата и в самостоятельном статусе, меняя юрисдикцию не менее восьми раз. Если до решения Синода Константинопольского патриархата о реорганизации Архиепископии, это был экзархат Константинополя, то теперь духовенство окончательно вышло из-под подчинения Константинополю. 

Решению собрания предшествовало письмо архиепископа Иоанна (Реннето) к патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, в котором тот заявил о намерениях Архиепископии просить РПЦ о каноническом признании после отказа подчиниться Фанару. 

«Это то наследие, которое мы хотели бы сохранить, потому что оно позволило сохранить открытую церковную жизнь, которая включает участие мирян в жизни общин», — заявил архиепископ Хариопольский. 

В ответном письме руководителя Управления по зарубежным учреждениям Московской Патриархии архиепископа Антония (Севрюка) владыке Иоанну отмечается, что патриарх Кирилл обещает принять всех желающих и оставить за архиепископом Иоанном его статус правящего архиерея, сохранить все богослужебные традиции русского зарубежья, не менять устав Архиепископии и ее отдельных приходов, а также оставить зарубежникам право самим выбирать себе архиереев. Это означает, что РПЦ готова дать этой епархии положение автономной Церкви.

Переговоры об условиях выдачи Русской православной церковью Томоса для Архипиескопии западных приходов продлятся до июня. Новый Томос Иоанну могут вручить в Москве в Храме Христа Спасителя. 

Дмитрий Скворцов 

Загрузка...