Война в 16

Андрей Савельев – киевлянин, родившийся на Украине, которая после развала великой державы последовательно сползала к русофобии. Но русофобия к нему не пристала. Все окружение парня – одноклассники, друзья, родные – говорили по-русски, что явно входило в противоречие с официальной пропагандой, стремящейся изгнать русский язык и совместную историю из всех сфер жизни. Единомышленников он нашел в общественной молодежной организации «Верное казачество». Они вместе осваивали казачьи навыки, изучали альтернативную историю, в которой «герои Украины» предатель Мазепа и фашистские прихвостни Бандера и Шухевич назывались, как оно и должно, преступниками, вместе защищали православные храмы, «бодались» с националистами.

 

В 2012-м на одном из митингов за воссоединение Украины, России и Белоруссии он спас от поругания напавшими бандеровцами российский флаг. Потом поступил в колледж. А весной 2014-го резко изменил свою жизнь, бросил учебу, родной дом и уехал.

Крым

– Когда в Киеве бесновался майдан, а преступники захватили власть и арсеналы с оружием, стало понятно, что сопротивляться этому надо по-другому, – говорит Андрей. – Тогда мы с другом решили ехать в Крым, где назревало серьезное сопротивление. Говоря родным, что еду на время, я все-таки понимал, что это точка невозврата. Я бросил колледж, поехал «в никуда», потому что родственников у меня в Крыму не было. Еще более серьезное решение я принял в Крыму, присоединившись к группе Стрелкова, отправлявшейся в Славянск. Понимал, что перечеркиваю свою старую жизнь и начинаю новую, опасную, с туманными перспективами.

Впрочем, в подразделение к Игорю Стрелкову меня не хотели брать в силу возраста, но мой старший друг сказал, что я с детства проходил военную подготовку, идейно мотивирован и даже имею наградные часы от российского президента за спасение флага РФ. Видимо, эти аргументы сработали. Для меня это была самая большая радость.

В Крыму юный казак со товарищи обеспечивал безопасность проводимых митингов, а затем и исторического референдума, на котором подавляющим большинством голосов жители проголосовали за суверенитет Крыма и вхождение его в состав Российской Федерацией. Население русских регионов Украины, и в первую очередь Донбасса, поднялось в надежде повторить счастливую судьбу Крыма. Но, как говорится, складно было на бумаге, да забыли про овраги. Мирного продолжения восторга Русской весны не получилось.

Славянск

В ночь с 11 на 12 апреля 2014 года Игорь Стрелков с 52 бойцами, в число которых входил и Андрей Савельев, пересёк границу Донецкой области и вошел в Славянск, где его как посланца крымской весны встретили радостные горожане.

А потом был пригород Славянска поселок Семеновка – ключевой объект, расположенный рядом с трассой Харьков – Ростов, по которой из Донецка ополченцам шла помощь. А моему герою пришлось не только увидеть, но и принять участие в жесточайших боевых действиях, начатых ВСУ по приказу самозваного правительства. Позиции ополченцев, дома мирных жителей, дороги, детские сады, школы, больницы утюжили из тяжелой артиллерии, налетали самолеты и вертолеты, а отступающий украинский танк, по свидетельству бойцов, впечатывал в землю своих – погибших и раненых «воякiв», оставшихся лежать на поле боя. А в это время украинское ТВ истерично распиналось о «зверствах сепаратистов», которые якобы привязывают к деревьям мирных жителей, чтобы «доблестные воины света» не стреляли по их позициям.

Надо отметить, что в отряде Вандал (таким позывным наградили сослуживцы своего юного коллегу) выполнял функции стрелка и полевого медика. Азы первой медицинской помощи он осваивал с помощью интернета, уверенный, что уметь оказать ее должен каждый. В Крыму его наставником стал опытный медик, вузовский преподаватель, прошедший к тому же несколько войн, в т.ч. Приднестровье. В Славянске помогали врачи больниц, куда он приезжал за лекарствами, а один из них даже показал на себе, как делать внутривенное вливание.

– Под конец славянской эпопеи число погибших значительно превышало число раненых, потому что ВСУ стали регулярно использовать тяжелую артиллерию, – вспоминает Савельев. – И все чаще мне выпадала участь везти пострадавшего уже не в больницу, а в морг.

Эта тяжкая ноша, которая порой не под силу взрослым людям, оказалась по плечу 16-летнему пареньку. Более того, по признанию Андрея, к нему ни разу не пришла мысль все бросить и уехать. В чем причина – в его бесстрашии?

– И у меня, и у других бойцов присутствовал страх смерти, но он не переходил в панический, – говорит он. – Мы понимали, что стоим за правое дело. И если бы Донбасс не восстал, то его бы подавили, сожгли, как в Одессе, а потом огонь перекинулся бы на Россию.

 

 

Командиры

С теплом вспоминает Вандал своих соратников и командиров. В первую очередь Моторолу (Арсения Павлова):

– С Моторолой я познакомился в Крыму, он приехал туда с харьковской группой. Тогда еще он не был командиром. Обычный боец, невысокий, неприметный. Первый раз он проявил себя, когда мы заходили в Славянск, и он помог уклонившейся от маршрута группе выйти в нужном направлении. Видимо, тогда его приметили, назначив уже в Славянске командиром подразделения. В боях за Семеновку Моторола не только проявил себя достойно, но и фактически вместе со Стрелковым стал лицом обороны Славянска. Мне, как полевому медику, часто приходилось ездить вместе с ним на боевые задания. У него была самая вместительная машина, поэтому, когда нужно было вывозить раненых, я обращался к нему.

Андрей Савельев (первый слева) с боевыми товарищами. Моторола – крайний справа

По-отечески относился к своему юному подчиненному командир группы быстрого реагирования с позывным Ромашка – настоящий профессионал, имевший в своем активе более полутора тысяч прыжков с парашютом. Он погиб 2 мая при попытке штурма Славянска. Для Андрея это была первая смерть боевого товарища. И вскоре за ней смерть еще одного командира – крымского ополченца с позывным Медведь, который 5 мая принял бой, невзирая на численное превосходство противника. Отстреливаясь до последнего, тяжелораненый Медведь сообщил об обстановке по рации – и товарищи выдвинулись ему на помощь (Вандал – в группе обеспечения).

– Бой еще не затих, – вспоминает Андрей, – когда я подбежал к раненому Медведю. Руки-ноги были у него перебиты и держались на одних сухожилиях. Я наложил жгуты, вколол обезболивающее. Крот прикрывал нас пулеметным огнем. Подъехала наша машина-броневик, и мы погрузили Медведя. На это тяжело было смотреть: руки-ноги сложились, он был при смерти. В машине я все время проверял его пульс. Оставалась маленькая надежда, что он выживет, но уже в больнице он скончался. Его похоронили в городе. Проводить командира пришла огромная толпа людей, которые скандировали: «Слава героям Донбасса!» В интернете я нашел ролик об этом, который очень тяжело смотреть. Эти две смерти заставили меня более остро ощутить и потери, и справедливость нашего дела.

Исход

Три месяца продолжалась оборона Славянска.

– У нас не было достаточно вооружения, боеприпасов, дальнобойной артиллерии, – говорит Вандал. – Ближних боев было мало, потому что ВСУ «специализируются» на мирном населении, используя артиллерию. Выходили за два километра от нас и начинали долбить круглыми сутками все, что движется и не движется. Своими автоматами и пулеметами мы до них не доставали. Скоро стало ясно, что ВСУ будут обстреливать город до последнего жителя и ополченца. Вот так нас и окружили. Мы до последнего не верили, что уйдем, но 4 июля получили приказ о выходе из города.

Сегодня у Стрелкова – героя и знамени Донецкой весны 2014 года много критиков. Порицают за то, что оставил Славянск, что не создал вторую линию обороны. Но есть и те из находящихся в гуще военных событий, кто, подавив личные эмоции, пересмотрел свою оценку тех событий. Как, например, создатель батальона «Восток» Александр Ходаковский. «Имея дело с преобладающими силами противника, Стрелков объективно не мог решить военные задачи, – говорит экс-секретарь Совета безопасности ДНР А. Ходаковский. –Очевидно, что Стрелков ждал и не дождался помощи из России, поэтому вынужден был уйти через оставшийся, по сути, единственный коридор».

Прошедший в 16 лет суровую военную школу, граня свой характер, укрепляясь в справедливости убеждений и вере, теряя друзей, а затем, наблюдая, как светлая идея Новороссии, всколыхнувшая миллионы людей, трансформируется в маломощные зависимые республики, каждый день отпевающие своих защитников, Андрей Савельев тем не менее с оптимизмом смотрит будущее.

– О событиях в Донбассе у меня всегда самые теплые воспоминания, – говорит он, – но многие мои товарищи, поддерживавшие Новороссию, сегодня поникли. Кто-то говорит, что республики «слили». Проблемы есть. Но хорошо, что после госпереворота в Донбассе простые люди смогли консолидировать силы. Поэтому я считаю, что Л/ДНР – это переходный этап в присоединении к России. Рано или поздно это произойдет, потому что мы – один народ. Многие помнят песенные флешмобы, которые проходили в 2016 году. Люди разных городов и стран, не боясь, выходили с нашими песнями на улицы городов. В этом же году прошел полумиллионный крестный ход за мир, потоки которого, родившись в Святогорской и Почаевской лаврах, соединились в Киеве. Пока этих людей никто не возглавил. Но я верю, что Киев станет русским городом.

Легко ли быть молодым?

А пока… Пока Андрей Савельев продолжает свою войну с нацизмом на информационном поле. Сделав первый шаг в писательской карьере, он написал книгу «Война в 16» о своем боевом крещении в Донбассе, куда вошли и интервью, проведенные им с бойцами и командирами. Презентация книги уже прошла в Санкт-Петербургском музее воинской доблести Донбасса и в скором времени состоится в Москве. И, невзирая на тысячекилометровое расстояние, надеюсь, она попадет в Киев и будет прочитана его одноклассниками, соучениками по колледжу, для которых в домайданной жизни русский был родным языком.

– Чудовищная украинская пропаганда, – говорит Андрей, – сделала свое дело: часть моих одноклассников возненавидели Россию и инакомыслящий Донбасс, перешли на «мову», даже не зная ее, а учителя подстрекали их ходить на майдан. Думаю, что если их призовут в ВСУ, то они упираться не будут. Есть и те, кто не принял майдан и остался при своих убеждениях, просто провозглашать их сегодня в открытую опасно. Наиболее отчаянные попытались на месте противостоять нацизму и беспределу и попали в застенки СБУ. Что до «Верного казачества», то и его атаман и много казаков из разных областей Украины (Киева, Винницы, Запорожья, Днепропетровска) поехали защищать Донбасс. Надеюсь, что при благоприятном стечении обстоятельств они составят костяк тех здоровых сил, которые возродят Украину.

фото: ritmeurasia.org

 Глеб Селижаров

Загрузка...